Главная Карта сайта Контакты

Общение

В жизни важно найти верную интонацию

Когда разговариваешь с товарищами по цеху — продюсерами, директорами, менеджерами, то в основном их истории прихода в шоу-бизнес начинаются с того, что в профессию эту они попали случайно. Так сложились обстоятельства, а сами и не думали, и не мечтали, и даже не ведали о существовании такого рода деятельности. Но есть человек в шоу-бизнесе, чье появление в нем было запрограммировано с самого детства. Евгений Львович Розенгауз мечтал быть администратором с ранних лет своей жизни и в конечном итоге стал им, а вот как это произошло, расскажет он сам.

Да, действительно, сколько себя помню, с детства мечтал стать администратором. Мечтал, и это считалось большой честью попасть в клан администраторов, тем более театральных. Сделать это было очень сложно, а потому особенно заманчиво.

Я считаю себя театральным человеком, хоть и работаю в шоу-бизнесе, но всегда любил и люблю театр. Там какие-то особенные люди работают, особая атмосфера. Мой отец всю жизнь прослужил в театральной сфере. Он был заместителем директора фабрики театральной косметики и театральных принадлежностей при ВТО, до этого прошел все ступени, начинал еще администратором у легендарной основательницы Всероссийского театрального общества А. А. Яблочкиной.

Так что фамилия Розенгауз на театре в свое время звучала достаточно убедительно. Правда, сейчас, проработав в шоу-бизнесе более 20 лет, думаю, что и сам заработал какое-то имя в своей области.

Как я уже сказал, фамилия Розенгауз была очень известной на театре. Отец необыкновенно предан работе, очень любил свое дело. Поэтому для меня выбор профессии не был случайным.

Мама, конечно, тоже работала. Трудилась в торговле, была директором очень крупного предприятия в системе хладокомбината, но мне было интересно то, чем занимается отец.

Он никогда не работал непосредственно в театре, но у нас в семье была прекрасная традиция, которую я обожал. В субботу или в воскресенье мы обязательно ходили на спектакли. Я всегда завороженно прислушивался к стилю общения, интонациям, манере разговора, предваряющего наши еженедельные ритуальные походы. Отец звонил кому-нибудь из директоров театра, разговаривал с таким мягким юмором, решал какой-то вопрос по работе и при этом говорил, что вот хочет с сыном прийти на спектакль.

Я целую неделю ждал этого разговора по телефону, а потом похода в театр. Так вот родилась и с каждым годом становилась все сильнее моя первая любовь — любовь к театру. А потому, когда окончил школу, у меня не было другого выбора, кроме острой необходимости связать свою жизнь именно с ним. Я не прошел по конкурсу в Школу-студию МХАТа на постановочный факультет и поступил на службу в Центральный детский театр, который сейчас называется Молодежным.

Пошел к приятелю семьи, к одному из самых, как я считаю, великих из театральных директоров Михаилу Иосифовичу Яновицкому. Была целая плеяда таких людей: Лосев, Яновицкий, Строев — всего человек десять на всю Москву, держащих банк в театрах. Такая мафия в хорошем смысле слова. Скажу, это сравнение весьма справедливо, потому что они никого из посторонних людей в свой круг не пускали. С улицы попасть в этот клан было просто невозможно, а потому очень престижно.

Возврат к списку

Хорошая откидная кровать на заказ в Москве.