Главная Карта сайта Контакты

Общение

Две «звезды» Геннадия Руссу

Более «звездного» менеджера в российском шоу-бизнесе не сыскать. Работать одновременно с Аллой Пугачевой и Филиппом Киркоровым — это, конечно, что-то. А вот что? Гена согласился встретиться и поговорить об этом для моей книги. К назначенному часу я приехал к нему в офис арт-студии «АЛЛА». Уютный особнячок на Таганке, никакого пафоса, подхожу к кабинету, а там во всю мощь гремит песня в исполнении дуэта Кристины Орбакайте и Авраама Руссо «Любовь, которой больше нет».

— Не возражаешь, сейчас допоют и начнем нашу беседу. Первый раз выдалась возможность послушать. Прекрасная песня,— сказал Гена, поприветствовав меня и усаживая в кресло. Я тоже с удовольствием дождался финальных аккордов и как-то сам собой возник первый вопрос (ну мало ли?).

— Гена, а ты какое-нибудь отношение имеешь к Аврааму Руссо?

— Никакого не имею. Руссо — псевдоним, а у меня моя родная фамилия — Руссу. Другая буква в окончании — «у».

— Вообще, фамилия интересная, она же молдавская?

— Да, ты прав. Кстати, моя фамилия, если ее прочитать по-английски, будет звучать «Раша», как Россия. И русских везде называют «раша». И в молдавском языке происходит то же самое. Если молдаванина, проживающего на правом берегу Днестра, спросит тот, кто живет на левой стороне этой реки: «А кто ты по национальности?» — то получит ответ по-молдавски: «Руссу».

Так исторически сложилось: с давних времен часть территории нынешней Молдавии, бывшие Волохия и Бессарабия, были окраиной России, куда русские приезжали осваивать новые земли. С тех пор и повелось, что на одном берегу жили коренные жители, а на другом селились переселенцы, выходцы из России, и, естественно, их называли «руссу», как, скажем, на Украине русских называют «москалями». Так что даже трудно сказать, молдавская ли мне фамилия досталась или зов предков привел меня в конце концов на историческую родину. Для этого пришлось проделать нелегкий путь из глубокой молдавской глубинки, но я его прошел и сейчас работаю с первыми звездами страны.

— Давай поподробнее, как ты дошел до жизни такой? Интересует ведь именно то, как это начиналось, значит ли, что это может каждый?

— Не думаю, что это может каждый. Дело в том, что я уже в 15 лет уехал из дому, уехал из Молдавии. Ну мне хотелось, как всем, наверное, ребятам — романтики. Мечтал о море, хотел путешествовать, ну это у всех пацанов так: кто-то в космос хочет, а мне хотелось в море. Я приехал в город Николаев, там и школу окончил, потом поступил в Кораблестроительный институт; Но строить корабли и ходить в море — несколько разные вещи, и по окончании третьего курса я окончательно понял, что все это не для меня, но продолжал учиться, получил диплом.

По распределению меня направили на кораблестроительный завод. Начал строить военные корабли. Есть такой город Октябрьск под Николаевом, где был заложен первый в нашей стране авианосец, там я и работал. Но повторяю, мне эта профессия не очень нравилась, радовали только испытания, когда выходишь в море на новом корабле, но это только две-три недели, месяц... и все заканчивается. Никакой романтики.

— А если бы ты все время выходил в море, это была бы та романтика?

— Ну не знаю, в то время казалось, что да. Я и сегодня смотрю фильмы Жака Ива Кусто — мне нравятся все эти подводные съемки; просто «умираю», когда смотрю передачи Дискавери, получаю настоящее наслаждение и море удовольствия.

Возврат к списку

Хорошая откидная кровать на заказ в Москве.