Главная Карта сайта Контакты

Традиции кадетского досуга

Маскарад и романтический протест

Маскарадная тематика становилась формой романтического протеста против «мещанской и прозаической» действительности.36 Протест ироника обнаруживал себя как эстетический выбор, являющийся зеркалом, в котором «окружающий мир видит весьма уродливый лик свой». По замечанию Кьеркегора, ирония представляла собой неотъемлемую черту романтического миросозерцания.37 А. Блок видел в иронии род «эпидемии», «болезни». «Меня самого ломает бес смеха, и меня самого уже нет», — пишет поэт.38 Ирония превращала и искусство, и жизнь в лицедейство. «Знаю, что ломаюсь ежедневно. Знаю, что из картона», «знаю, что не сам с собой. Зато со мной — моя погибель...»

Демонстративное легкомыслие скрывало неуверенность и тревогу. «За деревьями, бронзами и вазами Версаля» А. Бенуа переставал видеть ужасы «кровавой бани» 9 января 1905 года.40 Обращаясь к сюжетам и сценам «галантной эпохи», повторяя «движения и позы XVIII в.», К. Сомов привносил в свою работу ощущение современности, трагизм эпохи fin de siecle и ее «печальный яд». Недаром «мирискусники», говоря о К. Сомове, подчеркивали, что «нет художника более современного». Сомов выступал в роли чародея, оживившего своими заклинаниями марионеток, которые лишь кажутся живыми. А. Бенуа видел различия в восприятии «мира снов» К. Сомовым и Судейкиным: «Фантастические кукольные личности Сомова оживают, начинают по его велению ходить, даже подумывать». В фантасмагориях Судейкина «фигуры продолжают быть все еще куклами, которыми водит неведомый фокусник».41 Но лишь проницательные видели в «праздничном Сомове» нечто говорящее о смерти, тлене, как это сделал Вяч. Иванов: «И своенравную подъемля красоту / Из дедовских могил, с таким непостоянством / Торопишься явить распад и наготу / Того, что сам одел изысканным убранством».

Художники субъективно ощущали маскарадность и прошлого, и настоящего, пытаясь прозреть, что же таится под множеством масок ушедшего и текущего времени. А. Бенуа, говоря о своей пастели «Маскарад при Людовике XIV», замечал, что, на первый взгляд, регентство предстает как время легкомысленное и блестящее, затянувшийся беспечный праздник с головокружительным вихрем маскарадов. Но в этом прожигании жизни, по мысли художника, «нет настоящей беззаботности; чаще проскальзывают ноты мистики, пессимизма, увлечения черной магией, волшебством и прорицанием».42 Художники модерна обнажают утрату человеком внутренней целостности, «разрыв» в человеческой ткани, распадение на добро и зло, истину и ложь, видимость и сущность. Отсюда — «игра» поверхности и глубины.

Возврат к списку


Облака
Крестики-Нолики
Лиса
Лети
Алло, земля!
С Новым годом, Страна!
Если хочешь
Я найду тебя
Прости
Стань ближе