Главная Карта сайта Контакты

Массовые жанры эпохи Просвещения

Прототипах «славления»

Если говорить о прототипах «славления», очевидна его связь с обычаем христославления, состоявшим в том, что певчие, представители духовенства ходили на Рождество по домам и славили Христа.10 Этот обряд был принят в России при дворе в допетровскую эпоху: тогда и сам патриарх приходил славить к царю. Но очевидно, что «славление» с участием членов Всешутейшего собора, наряженных в маскарадные костюмы, не могло быть подлинным христославлением; оно оказывалось его профанацией, можно даже сказать — пародией на него, и некоторыми современниками действительно воспринималось как святотатство.

При этом именно в качестве пародии «славление» сближается с другим комплексом святочных обрядов, по происхождению более архаичным, включавшим в себя колядование, ряжение и разнообразные святочные игры: то, что члены Всешутейшего собора надевали свои костюмы, вероятно, могло восприниматься в соответствии с традицией ряжения, а само по себе пародирование как прием активно используется во многих святочных играх и в этом смысле предполагается, предусматривается архаичной святочной традицией. Итак, «славление» оказывается связанным с несколькими традиционными святочными ритуалами, хотя ни одному из них не тождественно. Скорее его можно рассматривать как пример своеобразного искажения традиционного обряда.

В свадьбе «князя-папы» Бутурлина также сохранены многие традиционные элементы, но намного больше, чем в свадьбе Зотова, элементов пародически искаженных. «Церемония» была устроена во время маскарада по случаю заключения Ништадтского мира в сентябре 1721 года, и участники ее были в соответствующих костюмах. Те, кто присутствовал в церкви во время венчания, выйдя оттуда, ходили по площади вместе с другими участниками маскарада, затем пошли в здание Сената и коллегий, где был пир. Во время пира над головой «князя-папы» висел серебряный Бахус на бочке с водкой — по-видимому, на том месте, где по традиции прибивали икону.

Спальня для «молодых» была в пирамиде, освещенной изнутри и с отверстиями в стенах, в которые можно было подсматривать, в то время как в соответствии с традицией она устраивалась, как правило, в сеннике или подклете.25 Вместо бочек «с пшеницей, рожью, овсом и ячменем»26 вокруг ложа были расставлены бочки с вином, пивом и водкой. На ночь, по традиции, от комнаты молодых уходили все, кроме одного человека («ясельничего» или «постельничего»); вместо этого около пирамиды, где остались Бутурлин с женой, были плешивые, заики, люди, которые кричали птичьими голосами и били в бубны.

На следующий день «князь-папа» на пиру подавал присутствующим благословение, а по пути в его дом члены Всешутейшего собора, в том числе сам Бутурлин, переплывали через Неву: для этого был построен плот, на котором был установлен чан с пивом, в нем «плавал князь-папа в большой деревянной чаше»,27 держа в руках пузыри, которые он мочил в пиве и бил по головам окружавших чан «плешивых»; «кардиналы» Всешутейшего собора сидели на бочках, к которым были привязаны, чтобы не упасть в воду; когда же плот достиг другого берега, жениха по приказанию царя как бы случайно окунули в пиво. Очень важно здесь обратить внимание на то, что обе свадьбы представляли собой публичные зрелища: их могли наблюдать все жители Петербурга, и, если верить И. И. Голикову, к свадьбе Зотова, например, они проявили большой интерес. Историк пишет: «В первый день брака угощен был и весь народ, стечение которого было бесчисленно».

Возврат к списку


Облака
Крестики-Нолики
Лиса
Лети
Алло, земля!
С Новым годом, Страна!
Если хочешь
Я найду тебя
Прости
Стань ближе