Главная Карта сайта Контакты

Бал, маскарад и другие развлечения в истории русской культуры

Генрик Каменьковский

Польский аристократ, прекрасный танцор, способный актер-любитель был тепло принят губернским обществом; он не пропускал ни одного бала, маскарада, домашнего спектакля, представления живых картин и затем подробно их описывал в своих корреспонденциях.23 В одном из писем 1847 года он напоминает своей сестре о госпоже Каталани, у которой игрались «драматические шарады». Здесь же, в Вятке, шарады ставят «только в картинках» (т. е. в пантомимах), что ему казалось малозанятным и, прежде всего, «несколько однообразным». «У меня создалось впечатление, — пишет Каменьковский, — что здесь пользовались бы успехом „говорящие" шарады, а поэтому я приложу все усилия, чтобы их здесь распространить. До сих пор я в обществе ограничивался пассивной ролью и, к сожалению, осознал, что ничего не делал для развлечения присутствующих. Слишком мало у меня в душе веселья, чтобы мне удалось это сделать при помощи беседы с людьми, с которыми меня мало что связывает».24 Подобно тому, как десятилетием ранее сосланный в Вятку А. Герцен ввел в репертуар вятского светского досуга живые картины, Каменьковский обогатил его «говорящими шарадами».

Так, постепенно, сначала в столицах, а затем к середине XIX века и в провинции, театрализованные шарады становились привычным явлением. Ими уже открывались балы в большом свете, и об этом писали газеты. В 1867 году в Москве шараду в лицах для бала сочинили, как писала газета «Голос», «наши львы из молодежи: одним приезжим львом из Петербурга и другим московским львом. Шарада была очень смешна, полна пения и декламации; многие исполнительницы выказали превосходный голос и хорошую методу пения, за что и были покрыты аплодисментами. Слово шарады было восторг, и действительно зрители были в восторге».25 Газеты часто тогда не раскрывали персоналии светской хроники, и восполнить пробелы помогают мемуары. Возможно, речь идет о петербуржце Константине Ши-ловском и москвиче, художнике-дилетанте графе Федоре Соллогубе. Они участвовали во многих великосветских театральных предприятиях, к концу жизни связали свою жизнь с профессиональной сценой: Шиловский стал актером Малого театра, где играл под псевдонимом Лошивский, а Соллогуб оформлял многие постановки московских театров. Они оба были очень музыкальны, и многие современники запомнили их как двух молодых друзей, которые на спор прошли всю Италию пешком без копейки денег в кармане. Они оделись уличными певцами и с гитарами в руках добывали деньги на пропитание и ночлег.26

Позже именно Федор Львович Соллогуб сочинил для Льва Толстого шараду «Арена», включенную в комедию «Плоды просвещения», а в 1880-е годы в великосветских салонах Москвы он вместе с молодым князем Сергеем Николаевичем Трубецким (будущим философом) и Николаем Андреевичем Кислинским не знал себе равных в сочинении исключительно остроумных, блестящих шарад, разраставшихся в маленькие спектакли — пародийные оперетки с увертюрой, хорами и ариями.

Возврат к списку


Облака
Крестики-Нолики
Лиса
Лети
Алло, земля!
С Новым годом, Страна!
Если хочешь
Я найду тебя
Прости
Стань ближе